Журнал "Монтессори-клуб" 4 (44) 2014

190 Р
В наличии

В последнее время в среде Монтессори-педагогов с новой силой возник интерес к работе с детьми в пространстве развития языка. Предлагаются новые материалы, высказываются идеи, возникшие в процессе изучения Монтессори-педагогики на зарубежных и российских учебных курсах. Многие транслируют свой собственный опыт работы с детьми в этом направлении. Такой интерес, безусловно, заслуживает уважения и поддержки. Понятно также, что нет никакого смысла переубеждать друг друга в тех или иных педагогических суждениях. Но что действительно важно – это помнить, понимать и иметь в виду в работе с детьми основополагающие принципы Монтессори-педагогики и идеи, высказанные самой Марией Монтессори и переданные нам в наследство. Если внимательно вчитываться в строки, написанные ею много лет назад, можно обнаружить в них не только точное понимание развития языка у детей, но и руководство к действию для нас, взрослых, профессионально работающих с детьми в современном детском саду или школе.

***

Интересно получается: по нынешним нашим образовательным стандартам дети 6 -7(8)-летнего возраста могут и в детский сад ходить, и в начальную школу. Пока не очень понятно, как отнесутся к такому странному положению дел родители, но вот как для таких детей должны быть устроены специально подготовленные среды – это профессиональный вопрос к педагогам. Предлагаем уже сейчас подумать об этом, но сначала, как и всегда, обратим внимание на суждения по этому поводу наших предшественников. Рассмотрим вслед за Юлией Фаусек несколько материалов из уголка математики, которые годятся для детей разного возраста.

***

Название статьи обращает нас к теме, которая неизбежно возникает каждый раз, когда мы начинаем определять возраст детей на рубеже перехода из детского сада в начальную школу. Этот рубеж предлагают нам и современные стандарты дошкольного, и начального школьного образования. В нашей стране сегодня работает множество детских садов Монтессори, а Монтессори-школ – единицы. По сути ситуация очень похожа на развернувшуюся в начале ХХ века, когда картина была обратная – много школ, но единицы детских садов. Многие спрашивают нас: не ломает ли выпускников Монтессори-детских садов традиционный стиль работы наших общеобразовательных школ? Но оказывается, подобный вопрос задавался педагогам-новаторам и столетие назад. Вот почему нам представляется важным предложить читателям исследовать работу Опытной станции «Детский труд и отдых», описание которой досталось нам в наследство.

Но сначала несколько слов об авторе этой статьи. Педагогическая деятельность Луизы Карловны Шлегер началась в 1882 году, а с 1905 года она стала активным участником обществ «Сетлемент» и «Детский труд и отдых». На одной из рабочих окраин Москвы был открыт детский сад, в котором Л. К. Шлегер и другие члены общества работали безвозмездно. Они пересмотрели фребелевский дидактический материал, сделали основой воспитательной работы так называемый план жизни детей, в котором отдали дань распространенной в то время теории свободного воспитания, предоставив детям полную свободу в играх и занятиях.

С 1907 года детский сад размещался в здании общества в Вадковском пер., д. 3, которое было построено по оригинальному проекту А. У. Зеленко на средства, собранные членами общества при поддержке благотворителей. Здание сохранилось до наших дней (сейчас это дом №5).

Детский сад, которым руководила Л. К. Шлегер, представлял собой педагогическую лабораторию, где создавалась новая методика воспитания, основанная на уважении личности ребенка и заботе о его всестороннем развитии. Основная задача детского сада –  создать такую обстановку, в которой ребенок мог бы всесторонне развиваться и чувствовать себе свободно, находил бы отклики всем своим запросам и интересам. Требования к организации обстановки в детском саду: отдельная комната для каждой группы, соответствие мебели возрасту детей, оборудование стен, на которых дети могли бы рисовать, наличие музея детских работ и др. Деятельность педагога главным образом  направляется на то, чтобы организовать обстановку и предоставить материалы, способствующие выявлению внутренних сил детей, развитию их творческих способностей. По мнению Л. Шлегер, этому требованию в наибольшей степени отвечают игры и занятия с различными материалами –
природным, крупным строительным и бросовым. Программа детского сада должна соответствовать его задачам, а план действий педагога вытекать из наблюдений за детьми. Готовых рецептов деятельности педагога нет.

Если бы мы не знали, что Луиза Карловна жила сто лет назад, мы бы подумали, что ее детский сад вполне соответствует нашим ФГОСам!

***

Мы решили перепечатать в нашем журнале это интервью из газеты «Известия», прежде всего, потому, что на вопросы газеты отвечал Александр Григорьевич Асмолов, имеющий непосредственное отношение к поддержке на государственном уровне нашей примерной основной образовательной Программы «Детский сад по системе Монтессори», являясь председателем комиссии по созданию ФГОС ДО. Мы полагаем, что нашим читателям будет интересно из первых рук узнать, как формируется современная образовательная политика нашего государства и насколько созвучны ей идеи Монтессори-образования в России.

Поэтапно, сначала в дошкольной системе образования, а затем и в школах, будут внедрены современные образовательные стандарты, которые сильно отличаются от привычной нам схемы воспитания и обучения детей. Об основных трендах, тенденциях и перспективах современного образования «Известиям» рассказал их разработчик, директор Федерального института развития образования (ФИРО) Минобрнауки РФ, профессор Александр Асмолов.

***

Скажем сразу: окончательное решение, получит ли наша примерная основная образовательная Программа «Детский сад по системе Монтессори» государственный гриф, будет принято только к концу этого года. Но уже сейчас в разных регионах России проходят экспертные семинары с презентацией Программ, по которым детским садам нашей страны предстоит жить в ближайшие несколько лет. К каждой Программе приготовлено методическое сопровождение. Оно состоит из сборников рекомендаций педагогам-практикам, начинающим работать по новым ФГОС дошкольного образования, а также специальных дидактических пособий для детей, посещающих наши детские сады. Редакция журнала предлагает своим читателям несколько отрывков из книги таких рекомендаций к Программе «Детский сад по системе Монтессори» Елены Александровны Хилтунен.  

***

Прежде чем жестко говорить о том, что Монтессори-педагогика обходится без детской игровой деятельности, давайте исследуем историю и теорию вопроса. Это правда, что в книге Марии Монтессори «Дом ребенка. Метод научной педагогики» в разделе, где приводится расписание жизни детей ее «Caze dei Bambini», вольным играм на улице и в доме отводится более двух часов в день. При этом наблюдения М. Монтессори за жизнью детей показали, что исследования предметного окружающего мира занимают их не меньше, чем игра. Такой свободной работе с материалами, придуманными педагогами, дети предавались примерно 3 часа ежедневно. Остальное время у них уходило на обычные жизненные процедуры и общение со взрослыми. Ясно также, что саму Марию Монтессори, как педагога-исследователя, прежде всего, интересовал процесс духовного, физического и интеллектуального развития детей, а не область их спонтанных социальных игр и развлечений. Предлагаем вниманию наших читателей изучить точку зрения ученых, которые, напротив, исследовали именно мир детской вольной и ролевой игры, чтобы тонко соблюдать в нашей работе эти два исследовательских подхода, не ради ортодоксального отношения к методу Монтессори, а ради детей, с которыми нам поручена профессиональная работа. Читайте, пожалуйста, статью Питера Грея «Время заката детских игр».

***

Так вот почему важно предоставлять маленьким детям возможность тренировать свои тактильные ощущения – постоянно прикасаться к шероховатым и гладким поверхностям, ощупывать игрушки из «Корзинки сокровищ», тактильные мешочки, дощечки, буквы и цифры. Оказывается, наша кожа умеет думать! И дело не совсем в том, что центры развития языка в головном мозге находятся рядом с центрами тактильных ощущений. Догадки Марии Монтессори подтверждаются современными учеными. Об этом в заметке «Нейроны нашей кожи способны думать»

***

Все дети по-разному привыкают к новым условиям: кружкам, секциям или детскому саду. Одни очень быстро готовы отойти от мамы, но через месяц появляются капризы и нежелание посещать занятия. Другие дети долго держатся за родственника. От чего это зависит? Как помочь малышу привыкнуть к новой обстановке и незнакомому взрослому? Читайте в статье Виктории Гуреевой «Готов ли малыш  остаться без мамы в детском сообществе?».

 

***

Наверное, любой, кто работает в детском саду Монтессори, знает, что, продолжая ее путь, мы невольно становимся педагогами-исследователями. Мария Монтессори была уверена: «Науку пригласили в школу, как в хаос, где необходимо отделить свет от тьмы» (из работы М. Монтессори «Метод научной педагогики»). Пожалуй, она была первой, кто воплотил в жизнь научно-педагогический подход и применил на практике многие научные достижения своего времени. Она встроила в детскую педагогику знания по экспериментальной психологии, физиологии и анатомии, биологии, эмбриологии и антропологии. Например, на основе биологических знаний появилось понятие о сензитивных периодах развития, из физиологии пришла идея специальных сенсорных материалов, из психологии – метод включенного наблюдения за детьми. Частное исследование «Мальчики, девочки и божьи коровки» Елизаветы Тилли  о том, как мы можем, работая в группе с детьми, самостоятельно проверить в том числе и современные достижения нашей науки.

***

Уже немало лет в нашей стране существуют детские сады так называемого компенсирующего типа (вида) и детские психоневрологические больницы, где ребятишек с особенностями в развитии не только лечат, но и создают особые условия для их полноценной жизни. Монтессори-педагоги и Монтессори-терапевты в таких детских садах и больницах много работают над созданием специальных развивающих сред, где живут или лечатся дети, например, слабо видящие или плохо слышащие, а также малыши, у которых проблемы с движением рук или ног, плохо говорящие и отстающие от сверстников в развитии интеллекта.

Понятно, что таким детям не всегда подходят обычные Монтессори-среды, поэтому педагогам и медикам приходится заботиться о создании развивающих материалов или адаптации уже существующей классики специально для своих маленьких пациентов. Например, блоки с цилиндрами для малышей с проблемами в опорно-двигательной системе должны иметь меньшее количество цилиндров, а штырьки на каждом из них должны быть гораздо большего размера, чем обычно, чтобы ребенку, у которого плохо двигаются пальчики, было легко вынуть цилиндр из ячейки и поставить его обратно. Или кубики Розовой башни должны иметь магниты, чтобы башня была более устойчивой. Кувшинчики для переливания надо ставить не на подносе, как обычно, а в глубокой прямоугольной миске, чтобы ребенок не огорчился, если у него не сразу получится перелить воду из кувшина в кувшин и вода разольется. Для детей с разными особенностями в развитии нужны и разные развивающие материалы. Надежда Черлина, Монтессори-терапевт, заместитель главного врача МОДПНБ рассказала нашим читателям, что «Конструировать буквы легко, даже если у тебя проблемысо здоровьем».

 

***

Говорят, первое, что сделала Мария Монтессори, организуя свой Дом ребенка, – выкинула из комнат парты и взрослую мебель. Оставила в каждом помещении по креслу для наставницы, чтобы она чаще наблюдала жизнь детей со стороны, оставляя их в «свободном полете». М. Монтессори считала, что настоящее счастье взрослых состоит вовсе не в том, чтобы передавать детям свои знания и опыт, а в том, чтобы «с радостью наблюдать распускающуюся жизнь и наслаждаться соприкосновением с душой ребенка». Но ясно, никакого освобождения детей не будет происходить, если заранее не позаботиться об окружающей их среде и не наполнить ее содержанием, соответствующим возрасту детей.

Обыкновенная деревянная кроватка. Оказывается, в разные периоды жизни ребенка она может осуществлять функцию не только места, где малыш спит. В первые три года эта кроватка едва ли не главный предмет в жизни маленького ребенка. В ней он спит ночью и днем, в ней улыбается маме, прислушивается к голосам родного дома, пытается поднять головку, перевернуться на живот, самостоятельно сесть, встать на ножки. В кроватке живет его любимый тряпочный заяц, под подушкой лежит пижамка со смешной надписью на животе «Твоя мама тебя любит», а в уголке сложены ночные памперсы…

Надо сказать, что Мария Монтессори выступала против специальных кроватей для ребятишек. Особенно это касалось спален в детских садах. Вот что она писала в своей работе «Дети – другие»: «Современная детская кроватка, в которую кладут малышей, есть знаменательное изобретение. Она отличается от колыбели, красивой по своей форме и мягкой, и отличается от кровати взрослых, в которой можно удобно растянуться и спать. То, что называется детской кроваткой, в действительности не что иное, как первая страшная тюрьма, которую семья предлагает борющемуся за свою духовность существу. Дети – пленные в высокой железной клетке, куда их упрятали родители. Эта принудительная постель – реальность и символ одновременно. Они пленники цивилизации, которая была создана взрослыми и для взрослых, которая все более и более обступает ребенка и оставляет все меньше пространства для развития…».

Понятно, что эти гневные слова против детских кроваток Мария Монтессори обрушила на них 100 лет назад. Их модели тогда действительно были похожи на клетки для маленьких детей. В старых русских деревнях и старинных провинциальных детских больницах до сих пор можно встретить эти железные кровати с сетками, натянутыми на металлические прутья. Многие бабушки нынешних малышей, когда были маленькими, спали именно на таких кроватях. Но, видимо, взрослые все-таки поняли, что детям необходимо нечто иное. «…У ребенка должно быть право спать, когда он сонный, просыпаться, когда он выспится, и вставать, когда захочет. Исходя из этого, – пишет М. Монтессори, – мы рекомендуем – и многие семьи уже последовали этому совету – упразднение детской кроватки; она должна быть заменена очень низкой постелью высотой чуть выше уровня пола, на которую ребенок по желанию может ложиться и вставать. Такая маленькая низкая кровать недорога и проста, как все реформы, которые приносят пользу для духовной жизни ребенка, так как ему нужны простые вещи…».

Е. Хилтунен «Уроки на корточках»
изд. «Генезис», 2005 год

***

Памперсы пришли в современную жизнь, чтобы облегчить уход за младенцами. Благодаря им у взрослых высвобождается время, а малыш может не чувствовать дискомфорта. Но насколько полезно это изобретение для развития ребенка и как помочь малышу освоить процесс самостоятельного хождения в туалет? Об этом статья Ирины Исаевой «Можно ли обойтись
без памперсов?!»

 

***

Дети могут гораздо больше, чем мы им позволяем. В семье моих родителей до 6 лет меня считали маленькой и не допускали до опасных занятий, где была возможность что-то разбить, разлить и прочее. После 6 лет основной моей обязанностью стало хорошо учиться в школе и посещать разнообразные кружки. Я была абсолютно изолирована от домашней работы, и, надо сказать, это осложнило мою дальнейшую самостоятельную жизнь.

***

В нашей семье мы с мужем вовлекаем сына во многие домашние дела и вместе с ним радуемся его маленьким успехам! В июле Роберту исполнилось 4 года, и он очень любит печь печенье. Особенно вырезать различные фигурки из теста с помощью формочек. Я лишь подсказываю ему последовательность работ. Помогаю, только если попросит.

Так как сын еще не умеет читать рецепт, работу мы строим следующим образом. Сначала я показываю ему действие с конкретным продуктом (или набором продуктов). Затем, со словами «теперь ты», передаю все в его руки и терпеливо жду завершения работы (при этом лучше не стоять у ребенка над душой, а заниматься другим делом поблизости). И в конце мы вместе проверяем результат.  Рубрику «Готовим с детьми» сегодня ведет Ольга Виссер.

***

Продолжаем разворачивать нашу рубрику «Маленькие истории». Сегодня в ней сразу три публикации. Автор первой – Монтессори-педагог из штата Техас (США). Вторая история, написанная в трех частях, тоже прислана нам из американского детского сада, но создана российской журналисткой, книга которой вот-вот появится в одном из сибирских издательств. А третью маленькую историю предложил нам к размышлению эксперт журнала «Монтессори-клуб», российский профессор педагогики и писатель. Надеемся, их наблюдения за жизнью детей вам понравятся.

О чем эта чудесная книжка? Легче всего сказать, о жизни детей. Но написала ее не просто учительница маленьких ребятишек или писательница, а настоящий педагог-исследователь, для которого важно не только записать нечто особенное, что она заметила в жизни детей, но и между строк тонко проанализировать происходящее, истолковать с точки зрения своего миропонимания и талантливо выразить наблюдения литературным словом. А ведь попытки понимать и толковать жизнь близких нам детей заставляют и нас самих обернуться и вглядеться в нашу взрослую жизнь. Талантливый исследователь всегда находит интересные подробности там, где глаз обыкновенного человека даже на секунду не остановится. Чтение книги Екатерины Скородинской – это вглядывание в детали. Спасибо автору за пристальное внимание к уникальному и неповторимому миру детства и посвящение в него своих читателей.

***

Эти короткие рассказы я записал, подглядывая, а иногда провоцируя на слова и действия одиннадцатилетнюю дочку и ее немногочисленную компанию детского и взрослого возраста, которая маялась в дачном поселке во время нахлынувшей минувшим летом невыносимой, библейской, можно сказать, жары и гари. Спрятаться было некуда, заняться нечем, и от нечего делать я стал записывать дневные разговоры и события, касающиеся дочки, которая двигалась уже к своему двенадцатилетию, отдаляясь от того белого и пушистого, которое так обворожительно в детях.

Эти заметки – о детстве, переходящем в отрочество. Переход совершенно незаметен, его можно прошляпить, да так бы и случилось, если бы не обстоятельства. Мне кажется, что это тихий подземный переход, который  заслуживает внимания. Как и переходник, который соединяет, подобно вилке с розеткой, разные миры, включая детей и взрослых. Казалось, что мы – одно, и вдруг…

Однако если нет переходника, то можно ведь так тыкаться до бесконечности. Психологам и педагогам это, может быть, давно известно, а обыкновенные дети и родители нуждаются в таком устройстве.

Вот я и собрал заметки – для обдумывания и семейного чтения…   Одну из таких заметок Анатолия Цирульникова мы опубликовали в осеннем выпуске журнала.

***

Творчество в педагогике Монтессори. Бесконечная широта или все-таки границы?

Часто можно встретить рассуждения о том, что Монтессори-педагогика страдает отсутствием творческого подхода. Говорят: в ней взрослый должен точно следовать заранее выученной презентации Монтессори-материала и требовать от ребенка ее повторения. Шаг влево, шаг вправо многие считают нарушением метода.

Но в то же время любой практикующий Монтессори-педагог, который понимает, что суть этой педагогики в следовании за детьми, а не за какой бы то ни было технологией, скажет, что он никогда не предъявляет ребенку тот или иной материал в точности так, как делал это в прошлый раз для другого своего ученика – все дети разные.

Есть и другой аспект. Обнаружив необыкновенную силу воздействия на детей придуманных Монтессори дидактических материалов, наши педагоги думают: чем мы хуже? И начинают сами создавать многочисленные авторские варианты материалов, показывая чудеса ручной работы. Руководители детских садов часто даже требуют от педагогов преумножения числа пособий, стоящих на полках в группе, и, бывает, отдельно оплачивают такую работу. Мы настолько увлекаемся творчеством, что не замечаем, как среда попросту «захламляется» дидактическими предметами и классические Монтессори-материалы теряются в ней. Дети в такой среде постоянно испытывают стрессовое состояние выбора предметов для своей деятельности, и все это явно не способствует образовательным эффектам Монтессори-педагогики.

Что, если еще и еще раз обратиться к, казалось бы, изученным вдоль и поперек классическим материалам Монтессори? Не исключено, что их одних будет вполне достаточно, при этом творчества в работе детей и взрослых не убавится. Ведь в умных предметах, созданных гением Монтессори, заключен огромный внутренний потенциал. Даже самые, казалось бы, простые сенсорные материалы могут быть предложены детям в виде многочисленных восхитительно красивых вариантов их построений. В этом случае и период от презентации к упражнению может быть значительно сокращен, хотя бы ради того, чтобы ребенок яснее осознал цели собственной работы с тем или иным материалом и основные принципы, заложенные в нем. Такой подход к работе с классическими материалами Монтессори вполне опровергает миф о том, что эта педагогика лишена детского и взрослого творчества.

 Елена Хилтунен,  эксперт Ассоциации Монтессори-педагогов России

***

Мы стремимся к идеалу, не чувствуя меры, и стараемся достичь его и в воспитании. Мы сами перфекционисты и хотим, чтобы дети наши были совершенны. Мы зациклены на результатах своих родительских трудов, мы постоянно дергаем детей, стараясь дать им какие-то возможности, передать каждую крупицу своего знания и продемонстрировать их способности публике. Ребенок еще не умеет ходить, а мы уже беспокоимся о том, в какой школе ему предстоит учиться. Мы полагаем, что следует быть строже и серьезнее: мы же родители!

Но мы и так ужасно серьезны. А детям нужна разумная доля веселья. Давайте немного ослабим хватку, не будем так истово стремиться к вершинам, к тому, чтобы стать совершенными родителями, – напротив, давайте позволим себе быть исследователями и радоваться, совершенствуясь постепенно.

Итак, что же нужно делать? Поддерживать и вдохновлять ребенка, помогая ему раскрыть свой талант. В этой книге я постаралась описать, как это делать. В каждом из нас есть творческое начало. Многим гораздо легче понять, на что способен ребенок, чем мы сами. Но как только мы замечаем, к чему стремятся дети и что им интересно, мы тут же замечаем этот потенциал и в себе. Когда мы стремимся раскрыть свой творческий потенциал, мы даем возможность себе и детям прикоснуться не только к чему-то великому, но и друг к другу...

Скоро пойдут листья! Хотя... уже пошли же! Собирайте! Холстом для маленького художника могут стать обыкновенные листья. Их разнообразные формы и цвета – прекрасный источник самых разных идей.

Самый простой вариант – создание рисунка из точек (тонкой кисточкой или ватной палочкой).

Можно пройтись кисточкой по прожилкам листочков и их краям, заодно изу-чая форму листьев разных деревьев.

Разрисуйте листья узорами – это могут быть цветочки, сердечки, спиральки, полоски, клетка и т.п.

Можно придумать рисунок на всю поверхность листа.

Очень хорошая идея сделать из листьев зверюшек. Посмотрите вместе с малышом на форму и подумайте, на какого зверя похож листок.

Забавные существа можно использовать для аппликации. Пусть ребенок проявит свою фантазию и нарисует на чистом альбомном листе любой пейзаж, а потом приклеит зверьков.

Джулия Кэмерон и Эмма Лайвли.  Из книги «Художник есть в каждом. Как воспитать творчество в детях» Изд. «Манн, Иванов и Фербер» Москва, 2014. Материалы с сайта ДетВоРА http://clubdetvora.ru

 

 

 

Вес 210 г
Рекомендуемые товары